Meinolf Windblume
Vae victis!

1. Лоран Готье де Кревье - профессор института дорог и мостов в Штарке.
Лоран считает себя айзенцем, поскольку почти всю жизнь прожил в Айзене и не собирается возвращаться в Монтень. Во время войны Креста поддерживал протестантов, из-за чего до сих пор имеет некоторые проблемы, но зарекомендовал себя как человек слишком полезный, чтобы его сильно притеснять. Лоран де Кревье разработал несколько проектов по восстановлению и строительству новых дорог и мостов, в данный момент занимается ремонтом дорог в землях графа Айзенштайн.
Лорану немного за тридцать, он обаятелен и хорош собой - в этом веселом, улыбчивом блондине с безмятежно-голубыми сложно угадать человека, привыкшего часами просиживать над чертежами.

2. Аурелиано Аньоло Ференци - личный врач графа Айзенштайн, молодой, но уже весьма известный лекарь из Водачче. Не вполне понятно, зачем отличающемуся отменным здоровьем Готтлибу понадобилось держать при себе постоянного врача, да еще столь именитого, но он платит ему достаточно, чтобы водаччеанец даже не помышлял сменить покровителя. Щедрую плату он тратит на всякого рода изыскания и эксперименты, а также на издание своих работ по физиологии и токсикологии. Известно, что больше всего доктора Ференци занимают строение и заболевания пищеварительной системы, пищевые отравления, а также яды, действующие спустя довольно длительное время после попадания в организм человека. О молодом человеке ходят дурные слухи, будто бы он использовал для своих экспериментов пленников, а то и просто насильно приведенных подданных графа, но Аурелиано, конечно же, все отрицает, а граф распространителям подобных историй рубит головы.
Аурелиано - высокий, стройный брюнет, с заразительной улыбкой, выглядит доброжелательным и веселым, словом, обаятельный и симпатичный человек, который нравится многим и который это понимает. Занятная привычка: волосы носит убранными в хвост, неизменно перевязанный темно-зеленой лентой, даже если это совершенно не сочетается с остальным костюмом.

3. Атаназио Лоренцо Росси - еще один подозрительный водаччеанец, которого в последнее время слишком часто видят во владениях графа Айзенштайн. Молодой человек, по-видимому, обитает где-то (вот же странный тип!) в лесах, но при этом как-то ухитряется поддерживать образ человека светского, опрятного и изящного. На людях он появляется, чтобы закупить кое-какую провизию и медикаменты, иногда - хирургические инструменты и перевязочные материалы, заказывает у портных дорогое платье из лучшей, какую здесь только можно найти, ткани, словом, тратится весьма щедро. С местными жителями всегда любезен и обходителен, но его здесь недолюбливают: говорят, что у него какой-то странный, неприятный взгляд, да и с голосом что-то не то - но что именно, никто объяснить толком не может.
Атаназио - среднего роста молодой мужчина, на вид лет двадцати семи. У него весьма выразительные, даже пугающе выразительные черные глаза, короткие черные кудри, слегка тронутые ранней сединой. Особые приметы: шрам от глубокого пореза на левой скуле и шрам на тыльной стороне левой ладони, пальцы несколько скрючены, безымянный и мизинец не сгибаются полностью.

4. Майнольф Виндблуме возглавляет Железную стражу в землях Айзенштайна. Это сдержанный, уверенный в себе человек, знающий, чего он хочет, как он этого добьется, и что делать с последствиями, если таковые возникнут. Он решителен, хладнокровен, кажется, всегда в курсе последних событий. С посторонними прохладно-вежлив и даже несколько высокомерен, зато с друзьями - душа компании и милейший человек, готовый на всякого рода шалости, пакости, веселые забавы, глупости и прочее беззаботное веселье. К чужим людям и их горестям зачастую совершенно равнодушен и даже не пытается этого скрывать, но обязанности свои исполняет исправно и даже безупречно. За друзей готов убивать. И убивает.
Майнольф - высокий, хорошо сложенный блондин, на вид ему около тридцати лет, хотя на самом деле он несколько старше. У него совсем светлые глаза, при неярком освещении кажущиеся блеклыми, неживыми, что производит неприятное впечатление. Впрочем, в целом он довольно хорош собой, если не обращать внимания на привычку даже в хорошем настроении ходить с каменным лицом. Майнольф очень редко улыбается.
Его редко увидишь без цвайхандера - бывший ландскенхт не готов променять привычное оружие на полагающиеся ему панцерханд и дубинку, хотя и тем, и другим владеет вполне неплохо.

5. Рене Мишель де Шаньон вынужденно занимает должность смотрителя графской библиотеки. Дело в том, что Рене - пленный, и хотя война давно уже закончилась, граф Айзенштайн все еще не согласен отпустить его на родину, в Монтень, хотя родственники предлагали за пленника немалый выкуп. Эта история грозила обернуться громким скандалом, но граф... заплатил родственникам Рене, чтобы они оставили его в Айзене. И они, что характерно, на это согласились, отказавшись разом от всех претензий к не в меру суровому айзенцу. Так что Рене предстоит еще долгие годы, по-видимому, предстоит заведовать библиотекой графа, а библиотека у него большая и содержит немало действительно ценных книг. Зачем Айзенштайну вдруг понадобился именно этот пленный? Все просто: Рене де Шаньон - известный историк, занимающийся как раз изучением истории Айзена, в том числе и историей войны Креста. Увы, ему не повезло:своими изысканиями он занимался в том числе и непосредственно на полях сражений, так что в ходе одной из битв был тяжело ранен и взят в плен лично графом фон Айзенштайн.
Рене - уставший, тихий человек, почти никогда не повышающий голос, выглядит равнодушным и скучающим, если только речь не заходит об истории. О ней он может говорить часами, и в такие моменты он совершенно преображается: карие глаза блестят уверенно и даже азартно, голос звучит убедительно и ярко, жесты изящны и придают сказанному еще большую выразительность. Историк еще молод, но уже успел обзавестись широкой седой прядью надо лбом, весьма заметной на фоне густых темных волос.
Рене сильно хромает - граф был не слишком аккуратен, когда брал его плен, по-видимому, он беспокоился лишь о том, чтобы не убить бедолагу-историка, а последствия ранений его не очень-то беспокоили.

6. Марлен Гольдшмидт - адъютант графа для особых поручений, доверенное лицо и, поговаривают, любовница. Наверное, единственный человек, которому Готтлиб доверяет, если, конечно, он в самом деле ей доверяет. Марлен надежна, ответственна, решительна и в меру инициативна, словом, это именно тот человек, которому можно доверить как важное дело, так и поручение, гм, особого характера. Особого... Об этом обычно предпочитают не говорить вслух, но вообще говоря, значительная часть особых поручений - этот попросту казни. Марлен - личный палач фон Айзенштайна, человек, которому он доверяет рубить головы там, где не успевает делать это сам. Не сложно догадаться, что друзей у этой женщины в общем-то нет, о родственниках никто никогда ничего не слышал, а как и где именно ее нашел граф во время войны, никто то ли не помнит, то ли не хочет говорить.
Марлен была бы очень, очень хороша, если бы не вечно мрачное, холодное выражение лица. У нее резкие, благородные черты, великолепная фигура, но, пожалуй, слишком стремительная походка и порывистые движения. Волосы у нее темные, а глаза, напротив, совсем светлые, очень холодного серого оттенка.


1. (уже упоминавшийся) Адреас фон Блау - композитор, автор нескольких знаменитых маршей и оперы о похождениях Майнольфа Злосчастного. О войне и ее тяготах знает не понаслышке, поскольку целую дюжину лет прослужил солдатом на двойном жаловании в армии Зигера.
Вассал Лангенбергов, безземельный рыцарь.
Андреасу под сорок, но он пока еще в отличной форме. Обитает в графском поместье, где обучает виконта владению мечом (отчего бы не выучиться не только копьем махать?) и музыке.

2. Саверио Микеле Маррони - почетный гость семьи Лангенберг, родственник покойного Паоло Маррони, супруга графини Лангенберг. В годы войны сражался плечом к плечу с Паоло и его другом Либеро, теперь же вложил клинок в ножны и занялся преподаванием танцев. Вообще говоря, желающих он учит и искусству фехтования, но старый граф упорно величает его именно учителем танцев, считая, что виконту учиться обращению с фехтовальным клинком без надобности, тем более что его и так учат бою с копьем и цвайхандером. Саверио такое положение дел полностью устраивает, да и обнажать клинок лишний раз он вообще не рвется: несмотря на довольно вспыльчивый нрав, он сыт войной по горло и предпочитает избегать кровопролития.
Есть две вещи, о которых он сожалеет: во-первых, что Паоло, умирая, соединил руку графини с рукой Либеро, а не с его; во-вторых, что теперь он вовсе лишен общества Элеоноре, уехавшей в Водачче по делам семьи ее рюкена. Впрочем, он вообще вряд ли может рассчитывать на внимание графини кроме как на уроках танцев, и порой это печалит и злит его несколько сильнее, чем стоило бы показывать.
Пожалуй, будь он чуть более мягок и чуть менее мрачен, он по крайней мере мог бы рассчитывать на положение ее любовника, благо, он красив именно той красотой, которая порождает страсть, обаятелен, да и вообще человек интересный, но пока что он сам все портит. А может быть, дело все-таки в графине...

3. Оливье Паскаль де Кантен прибыл из Монтеня ко двору графа Лангенберг совсем недавно, чтобы встретиться с Андреасом фон Блау, написавшем оперу о Майнольфе Злосчастном. Дело в том, что партия Майнольфа нарочно была написана именно под голос Оливье, и теперь монтенец готов приступить к репетициям, ведь он ждал этой возможности уже достаточно долго. Композитор и певец много времени проводят вместе, корректируют музыку, занимаются подбором исполнителей на остальные роли.
Хотя Оливье не часто показывается на публике, предпочитая проводить время за занятиями музыкой, его появление уже наделало немало шума. Дело в том, что он по какой-то причине вынужден скрывать свое лицо под черной бархатной маской, украшенной тонким серебряным узором. Также он постоянно носит шейный платок или высокий воротник, скрывающий шею, и бархатные перчатки, с которыми он не расстается даже за столом вопреки требованиям этикета. И это ему почему-то позволяют.

4. Эрна фон Вебер возглавляет Железную Стражу в землях графа Лангенберг. Это очень спокойная и уравновешенная женщина, терпеливая и готовая добиваться своего долго и упорно, если не сказать упрямо. Делами стражи, однако, занимается в основном не Эрна, а ее адъютант, она же больше времени проводит со старым графом и помогает ему, как может, особенно сейчас, когда дочь его в отъезде. Ни для кого не секрет, что Эрна давно уже любит Казимира-старшего, да она и не пыталась никогда скрывать свои чувства. Граф принял их не сразу, не верил, что возможно любить калеку, особенно старого и богатого, особенно не рассчитывая отхватить потом кусочек его состояния, но потом все-таки понял, что чувства эти искренни и совершенно бескорыстны.
Тем не менее, наладить общение с Казимиром-младшим Эрне так и не удалось - молодой человек ее терпеть не может, да и отца не может простить, считая этот странный роман предательством памяти рано погибшей матери.
Внешне Эрна ничем не примечательна, кроме густых русых волос, но это и не главное - граф любит ее за отзывчивое, доброе сердце.

5. Манфред Вайс - адъютант Эрны фон Вебер, фактический глава Железной стражи в землях графа Лангенберг. Меланхоличен, любит вспоминать военные годы за бутылкой вина или чего покрепче, вообще слишком много думает о прошлом и слишком мало - о настоящем. Тем не менее, всегда готов прийти на помощь и сделать все, что от него зависит, очень надежен. Охотно решает чужие проблемы, своими же почти не занимается, за собой не следит, пожалуй, пьет в последнее время уже слишком много, поскольку не знает, чем себя занять, если нет дел и неприятностей. Порой нарочно сам себе их создает, чтобы потом упорно и старательно с ними справляться, а то и просто нарывается - других впечатлений, кроме выпивки, у него нет. Чувства Эрны кажутся ему смешными и нелепыми, в любовь он давно уж не верит, в дружбе разочаровался, никому толком не доверяет, и вообще, с годами становится все более замкнутым и неприятным типом.


1. Еще недавно, лет так семь-восемь назад, существовало баронство Айзенштайн, которым управлял барон Герберт фон Айзенштайн, родной брат графа Генриха фон Айзенштайн. Герберт был человеком образованным, терпеливым и осторожным, обладал развитым тактическим мышлением и был очень хорош в обороне. Увы, ничего из этого не смогло спасти его от племянника, когда тот пришел, чтобы забрать себе эти земли.
Ходят слухи, что дочь Герберта выжила при резне и даже спустя несколько лет разыскала Готтлиба фон Азенштайн, чтобы вызвать его на поединок, но была им побеждена. Выжила ли она после поединка или погибла, неизвестно, а сам граф как-либо комментировать эти слухи отказывается, лишь пожимает плечами и говорит: "Мало ли, кого я убил на поединках? Всех не упомнишь..." Известно ведь, что он еще ни разу не был побежден.
Примечательно, что соседствовало это баронство с Черным лесом, причем по землям Айзенштайнов протекает небольшая речка, берущая начало где-то в темных чащобах Шварцвальда. Вода ее имеет насыщенный синий цвет, она холодна и чиста - никто не живет в этой мертвой влаге, пахнущей сладостью и тленом. Даже трава на берегах не растет. Речка изливается в небольшое, но очень глубокое озеро. Рассказывают, что когда-то на его месте стояла церковь, но однажды она провалилась под землю, и в провал хлынула мертвая синяя вода, заполнив его до краев за считанные часы. Осенью, когда по утрам стоит туман, можно увидеть мираж церкви над гладью мертвого озера.

2. Земли, принадлежавшие ныне Байерам, четырнадцать лет назад принадлежали Зильберам, погибшим в годы войны. У барона Клауса фон Зильбер было пятеро детей: старший сын Казимир, названный в честь графа фон Лангенберг, дочь Бригитта и еще сыновья-тройняшки - Зигфрид, Зигмарт и Зигберт. Все считаются погибшими, но были найдены не все тела - тело одного из троицы сыновей так и не было обнаружено. Поскольку и живым этого то ли Зигфрида, то ли Зигмарта, то ли Зигберта никто тоже не видел, его объявили погибшим после положенного срока.
Дважды появлялся чудом спасшийся сын барона фон Зильбер, и оба раза графы Лангенберг очень быстро узнавали в это чудом спасшемся самозванца. Поговаривают, что чудом спасшийся сын и в самом деле все-таки жив и где-то бродит, да только никто теперь не знает, где. Да и узнать его было бы теперь сложнее - сейчас ему должно быть что-то вроде лет тридцати двух - тридцати пяти.

@темы: сведения от мастера