23:11 

Приключения в другой реальности.

Meinolf Windblume
Vae victis!
Текстовая игра с моим замечательным другом.
Мир - да как придумается, что-то вроде Ренессанса с примесью фэнтези.
Место действия - аналог тогдашней Германии.

И началось все вот так:

* * *
- Фройлен, позвольте…
Альбертина вздрогнула и тут же опустила взгляд в кружку с горячим пуншем. Человек, чей голос прозвучал над ухом, обращался явно не к ней.
За три дня путешествия она так и не смогла привыкнуть к мужскому наряду, не говоря уже о том, чтобы мыслить как мужчина, и совсем не реагировать на слово «фройлен». Это очень плохо, потому что быть узнанной и с позором возвращенной в отчий дом, из которого с таким трудом сбежала, ей очень не хотелось. Представив, что скажут родители, как будут грозить ей скорым замужеством или того хуже – монастырем, девушка неосознанно поглубже натянула на голову шапку, едва ли не до самых глаз. Нужно быть осторожной. Очень-очень осторожной.
Как же приятно согревает пунш. Тем более, что за окном холодно, сыро и дует пронизывающий ветер. Приличные фройлен в такую погоду дома сидят и приданое вышивают. А не в трактире на жесткой скамье среди подвыпивших бюргеров обдумывают – как бы подальше убраться от родных мест.
Жизнь в трактире, тем временем, шла своим чередом. В зале было людно и шумно. Между столов и скамеек ловко сновали фигуристые фрау, разносившие посетителям напитки и еду. Люди за столами – в основном мужчины разных возрастов разговаривали громко, смеялись, нередко принимались спорить, громко стуча при этом кружками о деревянную поверхность стола.
Альбертине принесли ароматные колбаски с квашеной капустой, и она, не теряя времени, принялась за еду. Дома, конечно, ее кормили другой, более... легкой и благородной пищей. Но она не ела почти сутки, проголодалась, и ей казалось, что колбаски обладают поистине божественным вкусом.
Она старалась ни на кого вокруг не смотреть и в разговор не вступать. Развлекалась лишь изредка тем, что разглядывала вновь приходящих посетителей, каждый раз как в трактире хлопала входная дверь.

* * *
Дверь трактира распахнулась в очередной раз, и в и без того шумный и полный людьми зал устало ввалились еще пятеро мужчин. Двое из них едва держались на ногах, и товарищи то и дело поддерживали их. По вымокшей и забрызганной грязью одежде можно было догадаться, что этой компании пришлось проделать немалый путь. Переговорив с трактирщиком, они поднялись наверх, вернее, в только что снятую комнату отправились четверо, а один из приехавших решил пока задержаться и поужинать в общем зале. Это был высокий блондин, видимо, обычно отличавшийся замечательной военной выправкой, но сейчас настолько уставший, что начал даже сутулиться. Под его светлыми, почти бесцветными глазами залегли глубокие тени - похоже, поспать за последние несколько суток мужчине толком не удалось.
Он подошел к столу, за котором нашлось свободное место, и тяжело опустился на скамью. Наверняка ему очень хотелось прислониться к стене и вытянуть ноги, но таких мест не было, и приходилось довольствоваться тем, что сотрапезники вроде бы были еще не слишком пьяны. Пробормотав приветствие соседям по столу, мужчина подозвал разносчицу и заказал ей ужин и большую кружку пунша.
- А что, "Песья голова" все еще не развалилась? - вдруг спросил один из соседей вновь прибывшего, очевидно, разглядев нашивку на рукаве, в самом деле изображавшую голову пса.
- Покамест нет, - холодно усмехнулся он в ответ, - Нас здорово потрепали, но подыхать нам еще рановато.
- И кто нынче платит "Песьей голове", чтобы она кусала, кого выберет хозяин?
- Граф Айзенштайн, - все так же холодно проговорил блондин, - Уже третий месяц. И лучше бы его не огорчать.
Спрашивавшийся предпочел поспешно глотнуть пунша и смолкнуть, видимо, имя графа произвело на него сильное впечатление.
А для банды ландскнехтов "Песья голова" в самом деле было большой удачей обрести такого нанимателя. Быть может, репутацией граф пользовался и весьма своеобразной, зато его земли меньше других пострадали от то вспыхивавшей, то затихавшей войны, продолжавшейся уже больше двух десятков лет, и едва ли бы у этих земель мог в ближайшее время смениться хозяин.
Допивший пунш залпом мужчина, недавно задававший наемнику вопросы, окончательно осмелел, стукнул кружкой по столу и встал:
- Не хочу с тобой за одним столом сидеть. Псиной воняет! - громогласно произнес он, пьяно смеясь.
Блондин, однако, лишь пожал плечами и обернулся посмотреть, не несут ли ему наконец ужин.
- Эй, посмотри на меня! - пьяный снова застучал кружкой по столу, и люди в таверне начали переговариваться, предчувствуя ссору.
- И что? - наемник медленно обернулся и пристально посмотрел в глаза задиры. Тот несколько секунд удивленно не отводил взгляда, а потом испуганно отшатнулся, запнулся о лавку и упал со страшным грохотом. Вскочив на ноги, он изверг целый поток проклятий и брани и швырнул в блондина, у которого в самом деле оказался на редкость тяжелый взгляд, свою кружку...

URL
Комментарии
2014-01-09 в 11:50 

Lady Larita
Говорить легко удивительно тяжело.
Сначала все было хорошо, а потом все стало плохо.
Дверь трактира то и дело хлопала. Люди выходили и заходили внутрь, принося с собой сырость и холод с улицы. Альбертина затаившимся зверьком сидела в своем темном углу, ела колбаски, и развлекалась тем, что изучала входящих, пытаясь угадать, что за человек, чем он занимается, о чем думает, и ждут ли его дома… Торопиться ей было некуда, впереди ночь, в дорогу лучше отправляться утром.
Когда в трактир зашла очередная компания из пяти мужчин, звук голосов в зале как будто стал тише. Альбертина буквально физически почувствовала повисшее в воздухе напряжение. Это ощущение длилось пару мгновений, а потом окружающие вновь заговорили как обычно, словно начисто забыли о новых посетителях. Или сделали вид, что забыли… Четверо мужчин довольно быстро покинули зал, а вот пятый – высокий статный блондин разместился за столом, неподалеку от Альбертины, так что девушка могла хорошо слышать, о чем идет речь между ним и его соседями. Она не знала, что такое «Песья голова», но из разговора сделала вывод, что незнакомец – из наемников, которые работают на хозяина. У ее семьи с наемниками были особые счеты, взрослые пугали ими детей. Альбертина раньше никогда не видела настоящих наемников и сейчас буквально пожирала его любопытным взглядом. К счастью, мужчина сидел к ней вполоборота, и она могла делать это, не привлекая к себе лишнего внимания.
Он держался с достоинством, воплощая собой холодное спокойствие, силу и сдержанность, каждое его движение было тщательно продумано, но словно сочилось опасностью. Альбертина заметила, что он не реагирует на откровенные подначки соседей по столу, которым, судя по всему, очень хотелось почесать кулаки. Алкоголь, видимо, совсем притупил их инстинкт самосохранения. В трезвом уме они вряд ли решились бы связываться с ним. Но сейчас… Голоса становились все громче. Грохот от падающего тела и раздавшаяся следом брань привлекли уже всеобщее внимание. Альбертина невольно зажмурилась, когда в блондина полетела пустая кружка из-под пива. В голове промелькнула мысль, что путешествие ее только началось, а приключений на свою… голову она уже нашла.

2014-01-09 в 15:05 

Meinolf Windblume
Vae victis!
Кружка пролетела над самой головой наемника, все-таки успевшего пригнуться. И вот теперь-то он наконец выбрался из-за стола, разминая руки, - и ничего хорошего это не предвещало.
- Ганс, да ты совсем сдурел! - окрикнул кинувшего крышку пьяного мужика его сосед и даже было потянул за рукав, пытаясь усадить обратно на лавку.
- Не лезь, недотепа! - огрызнулся задира, отпихивая соседа по столу, отчего тот повалился на сидевшего рядом мужчину, который расплескал из-за этого всю похлебку из неказистой трактирной миски.
- Осторожнее, болваны! - оставшийся без первого мужик больно пихнул локтем навалившегося на него соседа, тот вскочил, бранясь и потирая бок, задел кого-то еще, что-то еще опрокинули, разлили, разбили...
Почти тут же шум поднялся невообразимый. А задира, начавший все это безобразие, пробрался все-таки к наемнику и от всей души замахнулся, кажется, намереваясь страшным ударом выбить ему половину зубов, если не больше. Этот Ганс был крупным, и кулаки у него были страшными. Блондин, впрочем, тоже явно был человеком сильным, привычным к мечу и доспехам, но он страшно устал, а трактирного забияку поддерживал пьяный кураж. Остановить такой удар было бы сложно, и наемник попытался увернуться. Удар пришелся вскользь, оставив на скуле ссадину, но по сравнению с тем, что могло бы случиться, это было сущим пустяком.
- Вертлявый щенок! - взревел пьяный, замахиваясь для нового удара; его противник, конечно, был молод, но не настолько, чтобы это ругательство прозвучало уместно: блондину на вид было никак не меньше двадцати пяти, а то и двадцати семи лет.
Наемник дрался молча. Он не торопился атаковать и подолгу выжидал время для удачного удара, бил только наверняка. Ганс же махал кулачищами как попало и быстро начал уставать.
Кругом же продолжалась безобразная драка - били морды, кидались кружками и мисками, били друг друга табуретами, которых, к счастью, было всего несколько - хозяин предпочитал рассаживать посетителей на тяжелые лавки, которыми больно не помашешь, не иначе, наученный горьким опытом. Продолжалось все это недолго, едва ли больше четверти часа, однако за эти несколько минут драчуны успели устроить самый настоящий погром и изрядно устать.
Для наемника же драка оборвалась на пару минут раньше, чем для прочих: кто-то из приятелей Ганса огрел его тяжелой кружкой по голове, и он потерял сознание. Кинувшегося пинать его задиру от него кое-как оттащили и вытолкали за дверь, и вот после этого и остальные постепенно затихли.
Блондин очнулся очень скоро, но подняться смог не сразу.
- Вам лучше бы отсюда уехать, этот Ганс - человек безрассудный... - заохала фигуристая девица, все-таки принесшая ему ужин и мокрое полотенце, чтобы хотя бы промокнуть ссадины.
- Милая, никуда я сегодня уже не поеду, даже если меня убивать будут, - устало улыбнулся блондин, стараясь подбодрить распереживавшуюся разносчицу, - Да и с чего бы мне ехать? Чтобы меня прогнать, понадобится кто-нибудь посерьезнее этого Ганса и его дружков. Веришь? Ну и славно. Принеси-ка мне еще хлеба, пожалуйста.
Девушка заулыбалась и поспешила на кухню, а наемник с удовольствием протер лицо мокрым полотенцем и кое-как пригладил волосы.

URL
2014-01-11 в 17:18 

Lady Larita
Говорить легко удивительно тяжело.
Альбертина была напряжена до предела. Последний шанс выскользнуть из зала – подняться наверх, в комнату, которую она сняла для ночлега или просто выскочить на улицу, девушка упустила. Путь был отрезан. Более того, мужская одежда, которая надевалась для того, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания, сейчас могла сослужить ей дурную службу – если кто-то из местных пьяниц решит втянуть неизвестного «мальчишку» в драку, ничего хорошего ее не ждет. Ладно бы это была дуэль, холодным оружием она хоть и плохо, но все-таки владела. А против увесистого мужского кулака ей противопоставить, в общем-то, и нечего. Разве что собственную ловкость, но в драке этого мало.
Дело принимало совсем тревожный оборот. Наемник сумел вовремя пригнуться от летящей в него кружки. Но громила, начавший драку, кажется, только больше вошел от этого в раж и взревел так, что его бычья шея побагровела. Он зарычал и бросился на блондина. Люди в зале, похоже, только этого и ждали. Пара минут, и все уже дрались со всеми, и явно мало кто помнил, из-за чего началась драка. Шум, гам, ругань, крики, женский визг, хруст бьющейся посуды, чьи-то подбитые глаза, и расквашенные носы…
Здраво оценив свои силы, Альбертина приняла единственное верное решение – переждать буру… под столом. Благо, мебель в трактире тяжелая, так что вряд ли ее будут использовать в драке. Скользнув со скамьи на пол, девушка затаилась под столом. Отсюда ей было хорошо видно происходящее в зале. Особенно ту его часть, где наемник дрался с громилой. От внимательного взгляда Альбертины не укрылось, что блондин расходует свои силы очень экономно, и бьет лишь наверняка. В то время как громила махал кулачищами почем зря, и когда промазывал, только больше ярился. Девушку удивило спокойствие, с каким наемник встречал противника лицом к лицу. Да и то, что он не побоялся один выйти против громилы и его дружков тоже не могло не вызывать уважения. Поэтому симпатии Альбертины в этом бою были на стороне блондина.
Как и следовало ожидать, громила довольно быстро стал уставать. Это поняли все, кто наблюдал за дракой, в том числе и его дружки. Не успела Альбертина порадоваться скорой и честной победе наемника, как заметила у одного из приятелей громилы блеснувший в руке нож. Сам он собирался им воспользоваться, или просто передать другу для решающего удара – думать не было времени. Нужно срочно сделать что-то… Помешать. Ведь это же… это же нечестно!
Забыв о страхе, Альбертина вынырнула из-под стола, схватила свою кружку, на дне которой еще оставалась пара глотков пунша, и со всей силы метнула ее в человека с ножом, целясь в голову. Она не очень хорошо владела оружием, но с меткостью у нее проблем никогда не было. А страх придал ей сил. Кружка угодила негодяю прямо в висок, в тот самый момент, когда он уже поднял руку с ножом, замахиваясь. Альбертина увидела, как он обернулся, растерянно и удивленно глядя в ее сторону, а потом рухнул на пол.
«Надеюсь, я его не убила», - мелькнула запоздалая мысль.
Когда она вновь взглянула на наемника, он уже мирно отдыхал на полу, но на мертвого был не похож. В зале после драки творился невообразимый беспорядок. Альбертина хотела сразу подняться в свою комнату, но решила дождаться, когда придет в себя наемник, чтобы убедиться, что с ним все в порядке. К счастью, дружка громилы, того, в которого она метнула кружку, уже унесли, он был жив, хотя и не совсем здоров.
Альбертина вернулась на свое место и попросила принести ей еще пунша.

2014-01-12 в 15:34 

Meinolf Windblume
Vae victis!
Протерев лицо влажным полотенцем, наемник наконец-то принялся за еду. Ел он быстро и аккуратно, не отвлекаясь, хотя заговорить с ним теперь пытались многие - "Я уж думал, прихлопнет тебя старина Ганс, а ты вон как вывернулся!", "Так ему и надо, хорошо, что ты его не побоялся, давно пора его на место поставить!", "Вы там в "Песьей голове" и пьяным дракам учитесь что ли, а, ландскнехт?" Почти все эти замечания он невозмутимо пропускал мимо ушей, устало глядя в тарелку. Может, поговорить ему и хотелось бы, но точно не об этом. Обсуждать подробности недавнего происшествия он явно был не в настроении, к счастью, по его тяжелому взгляду сотрапезники поняли это довольно быстро. "Скучный ты какой-то!" - в итоге вынес вердикт один веселый пьяный мужичок с подбитым глазом. На этом все и стихло.
Правда, спустя полчаса один из очухавшихся приятелей Ганса попытался было снова задирать наемника, невольно оказавшегося в этот вечер в центре внимания, но в этот раз до драки не дошло: недобитого буяна выпроводили вон, поскольку всем уже хотелось просто спокойно поужинать. Кто-то даже затянул песню, и многие подпевали, и тот блондин в том числе - голос его звучал спокойно, но очень устало, тем не менее, он все еще не торопился подняться в комнату.

URL
2014-01-13 в 15:50 

Lady Larita
Говорить легко удивительно тяжело.
Шум и суета в трактире постепенно утихли. Все возвращалось на свои места. Осколки разбитой посуды с остатками пищи на полу были подметены, лавки вновь поставлены к столам ровно, с истинно немецкой педантичностью.
Альбертина с отвращением заметила, что одна из молоденьких девчонок-прислужниц пытается строить ей глазки, видимо, действительно, дуреха, приняла ее за парня. С одной стороны, это хорошо. Если уж женский глаз не отличил ее в этой одежде от безусого парнишки, то мужской - и подавно не признает в ее худощавой фигурке девицу. С другой стороны… А что делать, если девушки начнут кокетничать с ней? От одной этой мысли Альбертина едва вновь не передернула плечами, но почти сразу взяла себя в руки и попыталась вспомнить, как вел себя с девушками ее старший брат.
Еще ей не давали покоя услышанные случайно от прислужницы слова о том, что этот Ганс – безрассуден и, наверняка, злопамятен. Его дружок, которому она пробила голову кружкой, скорее всего, такой же. Не дай бог, она встретит их завтра, когда будет уезжать из трактира. Одно дело, участвовать в общей драке, и совсем другое – встретиться с громилами один на один.
Альбертина задумчиво посмотрела на сидящего неподалеку ландскнехта, внутренне решаясь и собираясь с духом. Затем встала и на плохо гнущихся от волнения ногах, подошла к столу наемника.
- Простите. Меня зовут… Альберт Байер. Хотел бы узнать, куда вы направляетесь? Я еду в городок Бад-Швартау. Нам, случайно, не по пути? Кхм…
Альбертина кашлянула, испугавшись, что ее голос звучит слишком тонко, по девичьи. И взглянула на блондина исподлобья, пытаясь придать взгляду решительность, граничащую с самоуверенностью.

2014-01-14 в 23:40 

Meinolf Windblume
Vae victis!
Наемник поднял голову и устало, но вполне дружелюбно посмотрел на подошедшего паренька. Светло-серые глаза все равно казались слишком холодными, но, видимо, это было их привычное и естественное выражение.
- Присаживайтесь, тут теперь полно места, - кивнул он, едва выслушав приветствие, - Майнольф Месснер, лейтенант банды кондотты "Песья голова". Бад-Швартау? Да, нам в ту же сторону. Если Вам это удобно - присоединяйтесь, только учтите, что нас в этих краях везде встречают так же, как нынче вечером. Ближе к Бад-Швартау станет полегче, там и графа, и нас не так сильно боятся. Что поделать: за столько лет на войне сложно сохранить доброе имя, не запятнанное кровью. Ну да мы-то и не больно пытались...
Мужчина слегка улыбнулся уголками губ и глотнул пунша.
- Так что если Вас такая компания устроит, то добро пожаловать, Альберт, - Майнольф кивнул, улыбнувшись уже шире, - Дороги нынче такие, что и я бы не рискнул путешествовать в одиночестве. Позвольте полюбопытствовать, до сюда Вы добрались спокойно, или выбираясь из передряги, чтобы попасть в следующую?

URL
2014-01-17 в 02:12 

Lady Larita
Говорить легко удивительно тяжело.
- Мне все равно. – Стараясь казаться как можно более уверенной и равнодушной (хотя сердце ее колотилось о ребра часто-часто) Альбертина пожала плечами. – Я не боюсь возможных трудностей. И драки в трактирах меня не пугают. А вот путешествовать одному, без компании тяжко. Так что меня ваше общество вполне устроит, благодарю.
Одернув дорожную куртку, девушка села на скамью, напротив Месснера, стараясь, чтобы лицо ее было в тени. Не стоит рисковать. Пусть наемник считает ее мальчишкой. Так будет удобней и проще. Для всех.
- От дома до трактира я добрался за сутки, без особых приключений. Правда, пару раз встречал каких-то подозрительных личностей и даже целые шайки, похожие на разбойничьи. Но мне удавалось благополучно обходить их стороной.
Внешне Месснер казался спокойным, но что-то в его движениях и во взгляде, говорило о том, что убить человека он может хладнокровно, с таким же приветливым выражением на лице. И от этого Альбертине было немного не по себе.
- Когда вы планируете выдвигаться в дорогу? Моя комната на втором этаже самая крайняя от лестницы. Стукните, когда соберетесь. – Девушка склонила голову на бок, прищурившись. - Кстати, у вас кровь на затылке. Похоже, в драке кто-то ударил вас по голове. Позволите? Я уже имел дело с подобными ранами.

2014-01-26 в 15:18 

Meinolf Windblume
Vae victis!
Брови Майнольфа едва заметно дрогнули, когда он услышал это "все равно", которое все-таки показалось ему не таким уж и равнодушным. Похоже, собеседник все же был обеспокоен, но очень не хотел этого показать. Что ж, такое стремление было наемнику понятно, окажись он на месте этого юноши, он тоже предпочел бы выглядеть уверенным и отстраненным.
- Тогда добро пожаловать, - доброжелательно произнес он, стараясь не задерживать слишком долго взгляд на лице Альберта, видимо, понимая, что это обычно оставляет у собеседников неприятное впечатление.
- Один из моих товарищей дурно себя чувствует, да и вообще мы слишком устали, чтобы сильно торопиться. Выехать предполагаем завтра, не слишком рано - иначе я попросту не смогу поднять своих людей. Вы торопитесь, герр Альберт? Боюсь, мы будем не самыми быстрыми, но надежными спутниками, - блондин потянулся пригладить волосы, кажется, это был один его привычных, безотчетных жестов. Пальцы в самом деле ощутили что-то липкое на отозвавшемся болью затылке - и это, конечно, была кровь. Он усмехнулся, глядя на свою руку, и вытер пальцы о салфетку.
- Да, я буду весьма благодарен, если Вы обработаете эту досадную ссадину. Я и не думал, что расшибся, не так уж больно, в самом деле. Думал, отделаюсь шишкой, - Виндблуме тихо рассмеялся, но глаза его остались холодными, а взгляд - жестким. Пожалуй, если бы Ганс увидел его сейчас, он поостерегся бы думать о дальнейшем развитии конфликта.

URL
2014-01-27 в 15:08 

Lady Larita
Говорить легко удивительно тяжело.
Голос Виндблуме звучал негромко, даже приглушенно, но твердо и уверенно. Похоже, она не ошиблась, когда решила напроситься в попутчики к их компании. А ощущение опасности, волнами исходящее от наемника… Что ж, наверное, его профессия обязывает. Зато она поедет Бад-Швартау не одна, можно не бояться разбойников. И Ганса с его дружками - тоже.
Альбертина отошла к одной из помощниц трактирщика, той самой фигуристой девушке, что хлопотала рядом с Виндблуме недавно, пошепталась с ней о чем-то и вернулась с миской теплой воды и с небольшим чистым льняным отрезом. Она старалась шагать размашисто, по-мужски. Никто не должен даже заподозрить, что она – девушка.
- Я никуда не тороплюсь, герр Майнольф. – Альбертина, опираясь коленом на лавку, на которой сидел Виндблуме, осторожно промыла его ранку затылке. – И тоже не откажусь хорошо выспаться перед дорогой. – Девушка достала из дорожной сумки маленький мешочек, в котором обнаружился желтоватый порошок. – Сейчас я присыплю вашу рану этим порошком. Будет немного жечь. Не волнуйтесь. Это ранозаживляющее лекарство, наш семейный рецепт. К завтрашнему дню рана должна затянуться.

2014-01-28 в 21:25 

Meinolf Windblume
Vae victis!
Виндблуме не стал наблюдать за перемещениями нового знакомого: то ли внезапно проникся доверием и решил, что этот человек точно не замышляет ничего дурного, что скорее всего было правдой, то ли просто слишком устал, чтобы беспокоиться из-за довольно хрупкого юноши, с которым в крайнем случае он мог бы справиться без особенных затруднений.
- Ну и славно. Тогда отдохнем, насколько это вообще возможно здесь сделать, - чуть улыбаясь и почти не жмурясь при все-таки болезненных прикосновениях, проговорил Майнольф и добавил уже гораздо тише:
- И благодарю за лекарство, быстрое заживление будет очень кстати: не хочу сказать ничего дурного об этом гостеприимном заведении, но я что-то сомневаюсь, что белье здесь достаточно чистое, чтобы не опасаться за открытые ранки. Впрочем, это еще роскошные условия, честно говоря. Совсем недавно у меня и такого ночлега не было, и мне, кажется, и не приходило даже в голову жаловаться. Видите, как меня разбаловала спокойная жизнь? А ведь война еще не закончилась. Во что же я превращусь после?
Наемник ухмыльнулся, сощурив льдистые глаза.

URL
2014-02-01 в 01:17 

Lady Larita
Говорить легко удивительно тяжело.
Альбертина быстро закончила с раной Виндблуме и отошла чуть в сторону, стирая влажной тряпицей остатки целебного порошка со своих пальцев. К утру от его ссадины не останется и следа. Хорошо, что ранка оказалась не такой большой, как ей показалось вначале.
- Отдыхайте сколько нужно. Вам после такого трудного вечера необходимо выспаться хорошо.
Забыв про приличия, девушка смотрела на герра Майнольфа во все глаза. В нем обращало внимание все. От его внешности и манеры говорить до умения держаться – и в обществе, и в драке.
В семье Байер детям с детства внушали, что наемники – это разбойники с большой дороги, отъявленные мерзавцы и мужланы. Глядя на Виндблуме, Альбертина понимала, что ее близкие несколько лукавили. Специально, чтобы дети семейства Байер боялись наемников, а еще лучше – ненавидели их. Она даже знала – почему. Но это сейчас было неважно.
- Мой отец говорил, что искусство быть человеком – это оставаться сами собой в любых обстоятельствах. – Выпалила Альбертина, не сразу уловив нотки иронии в словах Майнольфа, и тут же укорила себя. Нужно молчать побольше – сойдет за умную. Да и осторожней надо быть, чтобы не выдать себя с головой. А то вдруг наемники, узнав, что она не юноша, откажутся взять ее с собой. Зачем им лишняя головная боль в дороге в виде беззащитной девицы?
- Мне… пора, герр Майнольф. – Короткий поклон. – Рад нашему знакомству. Но я тоже очень устал с дороги… Засыпаю буквально на ходу. Моя комната самая крайняя от лестницы, напоминаю. Буду ждать, когда вы зайдете за мной завтра.
Альбертина взлетела на второй этаж по лестнице за несколько мгновений, запоздало подумав, что нужно было, наверное, пожать Майнольфу руку на прощание. Или как там это обычно бывает у мужчин?

2014-02-03 в 21:28 

Meinolf Windblume
Vae victis!
Майнольф, конечно, заметил неожиданно пристальный и будто бы удивленный взгляд молодого человека, но особенного значения этому не придал: наверное, просто юноша впервые выбрался в настоящее опасное путешествие и толком еще не знает жизни, да и о кондотте "Песья голова" наверняка наслушался такого, что ландскнехт из нее теперь ему кажется странным и категорически не соответствующим этим россказням.
- Ваш отец - мудрый человек, - спокойно проговорил наемник, но все же губы его чуть дрогнули - на мгновение - и это была мимолетная ироническая ухмылка. "Оставаться самим собой," - думалось ему, - "Конечно, именно так. Определенно, это именно то, о чем думаешь на войне. Так часто думаешь, что не замечаешь, когда перестали дрожать руки, убивающие мирных жителей, и когда перестали сниться убитые. Выжить. И убить. Вот две основные мысли, и они не так уж плохи. Они ведут к победе. А вот после нее уже можно и задуматься, когда это ты успел стать чудовищем, чьим именем пугают детей".
- Доброй ночи, герр Альберт, - несколько рассеянно кивнул Виндблуме, - Я зайду утром, обязательно.
Он было протянул руку, но юноша как-то удивительно быстро для засыпающего на ходу ушел наверх. Наемник пожал плечами и снова ухмыльнулся: смешной мальчишка, не видевший жизни, то ли совсем растерялся, то ли счел его недостойным рукопожатия - и оба варианта выглядели забавно. Ничего, скоро этот Альберт узнает много нового и интересного... Только в самом ли деле он хочет это узнать? Открывать глаза порой бывает удивительно больно.

URL
2014-02-17 в 16:51 

Lady Larita
Говорить легко удивительно тяжело.
Ночью Альбертина почти не спала – ее соседи за стеной, которых она видела вечером в трактире, кажется, решили продолжить банкет прямо в комнате: громко смеялись, гремели кружками, сквернословили. Девушка лежала в постели, по-детски подтянув колени к груди, завернувшись в одеяло, и напряженно прислушивалась. Ей было страшно. И в то же время она понимала, что выбрала эту стезю сама, когда удрала из дома, а, значит, следует проще реагировать на ночные пьянки в трактирах и им подобное. Особенно, если учитывать, что ей предстоит путешествовать в компании мужчин. Этот Майнольф… Он не так прост, как кажется на первый взгляд. И способен многое не просто заметить, но и сделать соответствующие выводы. А она еще так глупо подставляется. Вот, скажем, прощаясь, надо было пожать ему руку. Все мужчины делают так. И как она ходит? Словно барышня на каблуках, покачивая бедрами. А ходить надо… Альбертина привстала на локтях, пытаясь вспомнить, как ходили ее браться или вот тот же Виндблуме. Уверенно, размашисто, ступая сразу на всю ступню. Чтобы как-то отвлечься от шума за стеной, девушка встала с кровати и прошлась по комнате, репетируя мужскую походку.
Если бы ее родители узнали, что она будет путешествовать в компании наемников, они бы сразу предали ее анафеме и лишили наследства. Впрочем, они и так уже, вероятно, это сделали.
Промаршировав еще пару раз по комнате, Альбертина вернулась в постель, накрыла голову подушкой, чтобы не слышать посторонних шумов, и забылась беспокойным сном.

   

Записки зануды.

главная